Banco Rotta

Многие (в особенности голубые воротнички) считают банкиров некими полудемонами, повсеместно гребущими деньги лопатой, имеющими по пять машин и обязательно – по золотому унитазу. А еще каждый банкир (причем так называют сотрудников банков, а с моей точки зрения банкир – владелец банка) знает всё-всё про валюту, про кредиты, про вклады, и если кредит не выдают – виновата непременно девушка-кредитчица, сидящая перед вами…

Но цель этой статьи – не развенчать миф о банковских работниках. Её цель – рассказать о самом страшном дне для любого честного (с точки зрения закона, конечно, опять же – мораль не трогаем) сотрудника банка. А именно – о дне отзыва лицензии, который впоследствии приведет к банкротству.

Я опишу три истории. Первую – о самых начальных должностях – специалистах. Вторую – о начальниках отделов, которые уже успели оформить ипотеку. И третью – о директорах департаментов, которые уже видят, что они могли бы заработать, имей (или сделай) они что-то из моего предыдущего поста, но что-то их остановило – отсутствие ли удачи, или моральная сторона вопроса.
Итак…

Первое, что приходит на ум сотруднику офиса банка, когда он видит (а он видит их первыми) входящих в банк сотрудников временной администрации, неотвратимых и неудержимых, как римский легион – что всё кончено. Всё действительно кончено. Возможно, сейчас из подающего надежды сотрудника он медленно становится одним из плеяды продавцов, ищущих работу. Да, он её, возможно, найдет. А потом снова несколько лет унылого подлизывания, интриг и попыток заигрывать с начальством, чтобы одобрили кредит на Ладу Калина или – о чудо – на Форд Фокус, чтобы, наконец, можно было постоять в богемных пробках изуро…простите, благоустроенного города. В общем, одним росчерком пера кто-то отправил жизнь этих людей на убой, не позаботившись о том, чтобы предоставить какую-то здравую альтернативу. Он начинает лихорадочно рыться на HeadHunter, уже сегодня делает отклики, но вот проходят дни, временная администрация сидит и запрашивает документы, а никто не зовет… Проходит месяц, и этого сотрудника отправляют в простой. Это такое место, где платят 2/3 зарплаты, пока не уволят. Обычно это заканчивается через три месяца после отзыва лицензии. Позвали на несколько собеседований (на 20 000р. и 18 000р. оклада соответственно, цифры представлены для Москвы). Еще остается надежда, потому что целых 4 месяца (если встать на учет в службу занятости) будут платить средний оклад! Везет тем, кто не ходил на больничный последние пару лет… Банк закрыли с концами. Отнесены документы в службу занятости, пройдены унизительные процедуры. Прошло еще несколько собеседований, где-то даже предложили оклад в 25 000, но с намёком на переработку, а за 30 000 надо работать в каком-то странном месте на юге Москвы в полуподвальном помещении… Начинают сдавать нервы – на улице кризис, а есть хочется. Жене тоже сказали, что скоро сократят. Естественно, в такие периоды не до демографии. Когда остается последняя выплата, он скрепя сердце наконец соглашается на оклад в 20 000 в МФО (микрофинансовой организации – той самой, которая выдаёт кредиты на короткий срок под огромный процент). На этом мы оставим нашего героя вновь строить свою карьеру и ждать чистки теперь уже рынка МФО.

Подсчитайте – когда закрывается банк – на каждый офис таких человек минимум три, а еще в головном офисе около десяти (а у больших банков и больше).

Начальник отдела имеет больший доступ в интернет, а может он смотрел новости с телефона. Уже с утра он знает о том, что банка фактически больше нет. Как истинный фаталист он ждет легионеров. И вот они приходят, и собирают таких как он, и уверяют, что будут действовать в интересах сотрудников банка, и просят донести это до своих подчиненных. Он уходит в свой кабинет, достает из стола валидол и просасывает. Плохо и грустно. Здесь он чего-то добился, скорее всего получает 60 – 80 тысяч рублей в месяц. У него ипотека, маленький ребенок, жена в декрете. Получается, что их доход на пару не сильно отличается от дохода специалиста. Он взвалил ношу на свои плечи, и теперь ответит за это. Ипотека или квартира в аренду? Лихорадочно проносятся мысли, как он будет платить. Если квартира в аренду – куда переезжать. Конечно, надо продавать машину – этот кредит он не потянет. Ребенок получит не такое качественное медицинское обслуживание, вырастет более нездоровым. Нация станет чуточку слабее. Он собирает документы с подчиненных. Через какое-то время их отправляют в простой. Над ним повис дамоклов меч – сокращение прихода до 40 000 рублей (2/3 оклада). Он ходит и просит временную администрацию подержать его подольше. Они улыбаются. Но они-то знают… И когда он собирает всю информацию и сортирует её, его тоже отправляют в простой, на месяц позже специалистов. Теперь в семье нет денег. Он начинает занимать у друзей, допускает просрочку по кредиту… На него подают в суд, делают невыездным. Валидола уже не хватает, как не хватает и среднего оклада… Он откликается на сотни вакансий. Ему предлагают должности главного специалиста с окладом в 30-35 тысяч рублей, и от нечего делать он соглашается. Теперь он отброшен на 3 года назад. Три года подлизывания и унижений. На новой работе на него смотрят косо, как на падшего ангела. Начальник подшучивает…

Таких людей в каждом закрытом банке не менее пяти человек (для самых маленьких), а в средних (которые обычно и закрывают) – один на каждый офис плюс хотя бы десять-пятнадцать на головной.

Директор департамента уже предчувствовал заранее. Шепотки в коридорах, новости на форумах, намеки от проверяющих… Он уже давно сидит на успокоительных, потому что чувствует себя в ответе не только за свою семью, а еще и за подчиненных. Приход временной администрации он воспринимает стойко и ожидаемо, успокаивает своих сотрудников и делится валокордином. Здесь он проработал как минимум лет пять, фактически многое в этой организации – его детище. Теперь это детище тыкают и разрывают на куски. Его зарплата – 100 -120 тысяч рублей, и многие её считают космосом. Но у него тоже ребенок, и жена в декрете, и он работает за двоих, а может и за четверых, помогая свои родителям-пенсионерам (ведь он обычно куда старше других сотрудников в банке, поэтому у него уже возникает такая ответственность), и получается, что свободных денег у него было чуть больше, чем у специалиста, а сидел и работал он до 23:00 с 9:00, потому что у него уже ненормированный рабочий график. Его пока держат в банке, и вот уходят в простой специалисты, потом начальники отделов, он видит, как пустеет компания, в которую он вложил лучшие годы жизни. У него начинается депрессия, ухудшается здоровье. Его, наконец, отправляют в простой, когда уже почти все остальные ушли. Конечно, помогая временной администрации у него нет времени ходить на собеседования, да и он чувствует ответственность за вкладчиков, поэтому продолжает вкалывать. И вот наступает последний час, он подгоняет свой старенький семейный универсал, грузит цветы и мини-холодильник, который он купил для своего департамента, и едет домой. Жена на нервах. Он начинает искать работу. Кто-то предлагает ему должность главного специалиста, кто-то – начальника отдела. Он на иголках – возможно его внесли в «черный список» как директора департамента банка, у которого отозвали лицензию. Но он-то знает, что ничего не делал противозаконного… обидно вдвойне. В центре занятости над ним изощряются с особой мстительностью, и боль в сердце становится привычным делом. Заканчиваются выплаты, почти закончились сбережения, отложенные на обучения ребенка, и он соглашается на работу за 60 000 рублей. Он отброшен на 3-5 лет профессионально и морально. Возможно, он никогда не сможет подняться снова до прежнего уровня – зависит от возраста и стойкости. Возможно, от него уже ушла жена, забрав ребенка. Кто-то кончает жизнь самоубийством.

Таких в каждом банке от четырех до пятнадцати (примерно) человек.

Каждый отзыв лицензии вызывает цепную реакцию.

Теряют свои средства юридические лица, и тоже банкротятся. Сотни сотрудников проходят тот же путь, что и в банке. У среднего банка на обслуживании состоит хотя бы 2 000 юридических лиц, в каждом из которых работает хотя бы 5 человек. Получается, что если хотя бы половина из них имела финансовую возможность работать только через один банк, на улице, помимо 500 банковских работников останется 5 000 сотрудников различных фирм.

Это – эффект домино.

И каждый раз, когда люди радуются, что прикрыли очередной банк – вспоминайте об этом. И знайте, что «белые воротнички» – тоже люди, как и вы.

2016-12-02 13:04:00

артем, банк, artem, неверное представление, белые воротички, синие воротнички, отзыв лицензии, банкротство, банки, лицензия

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.